НУРУЛЛО АБДУЛЛОЕВ: БУДЬТЕ ПО-ЗДОРОВОМУ НЕДОВОЛЬНЫ СОБОЙ!


Нурулло Абдулло

Нурулло Абдулло

Яркого и неунывающего актера, режиссера, драматурга, члена союза писателей Таджикистана знает и стар и млад. Он играл в фильмах: «Мир вашему дому», «Гляди веселей», «На перевале не стрелять», «…и еще одна ночь Шехерезады», «Капкан для шакалов», «Шурави», «Боль любви» и многих, многих других. Он снимает фильмы, ставит спектакли и пишет книги. А еще он просто хороший человек. Сегодня у нас в гостях народный артист Республики Таджикистан – Нурулло Абдуллоев.

– Расскажите немного о Вашей творческой работе на данном этапе.

– Иногда бывает, что творческому человеку хочется выть на Луну от безделья и скуки. Это случается, когда актер, режиссер или писатель никому не нужен. А иногда бывает, что работы очень много и крутишься как белка в колесе. Слава Богу, эти годы у меня очень плодотворны. Я снимался в фильме Егора Кончаловского. Этим фильмом недавно открыли большой кино-форум. Потом я снимался с французами на Памире. Не знаю, какова судьба этого фильма сейчас, досняли его или нет, но свою часть мы отсняли. Сейчас я ставлю в театре Лахути спектакль и снимаю параллельно фильм. Так что работы сейчас у меня много, и я этому очень рад, потому что для творческого человека это намного лучше, чем бездельничать и выть на Луну.

– А какие у Вас творческие планы?

– Мне сейчас 63 года и ближайший творческий план – это выйти на пенсию (смеется). Я скоро выпушу книгу, в которой собрано около 200 юмористических рассказов. Некоторые диалоги я написал на русском языке, и они были напечатаны в газетах. Это как у Задорного, скорее сатирические произведения. Надеюсь, что мой спектакль и фильм будут успешны.

– Вы много работаете, это как-то сказывается на вашем здоровье?

– Думаю, только положительно. Во время съемок с Егором Кончаловским, меня уронили, и я повредил спину. Она у меня болит, когда я ничего не делаю. А когда долго сижу, то на следующий день мне трудно подняться. Зато во время работы я об этом забываю. Поэтому мне кажется, что работа сказывается на моем здоровье только положительно, несмотря на травмы.

– Часто ли во время съемок у вас случались падения или какие-нибудь другие несчастные случаи?

– Да, довольно часто. Травмы вообще преследуют актеров во время съемок, но без этого никуда.

– Значит, Вы не доверяете каскадерам и стараетесь сделать всё сами?

– По мере сил стараюсь сделать все трюки сам. Сейчас, в силу возраста, приходится что-то доверять каскадерам, но раньше в фильмах, например в фильме «Капкан для шакала», я всю работу делал сам. И прыгал и летал с горы, всё сам.

– Вы ведете здоровый образ жизни или у Вас есть вредные привычки?

– У кого же их нет (смеется). Хотя на нашу зарплату получается вести только здоровый образ жизни.

–Так это значит, что Вы ведете здоровый образ жизни или всё-таки нет?

– Мне кажется, что у творческой личности не может быть по-настоящему здорового образа жизни. Я, например, иногда курю во время работы. Когда ставлю спектакль и у актеров что-то не получается, то я могу выкурить целую пачку. Но за пределами работы я не курю никогда.

– Вы что-то делаете для поддержания физической формы?

– Да, я раньше усиленно занимался физическими упражнениями. И сейчас стараюсь, когда есть время. У меня где-то с собой есть комплекс упражнений для спины. Хотя эти упражнения для лежачего человека, я всё-таки их иногда применяю. Там даже с картинками, я помню, что один экземпляр оставил у себя и в свободную минуту стараюсь что-нибудь сделать. В спектакле, который я сейчас ставлю, есть момент, где взрослых, здоровых мужчин кто-то связал и ушел.

Если их пытается кто-то развязать, то другие не разрешают это сделать. У этих мужчин сидячий образ жизни, а я так не могу. Мы вчера подсчитали, что во время репетиции я поднимался на сцену около 300 раз. Это тоже своего рода физические упражнения. А сегодня я с 7 часов утра на ногах, ищу бензин для «Тангемчика», который участвует в съемках моего фильма.

– Как у творческой личности, у Вас наверняка бывают депрессии, что Вы делаете, чтобы их преодолеть?

– Да, у любой творческой личности: у писателя, у актера, у режиссера, у журналиста, бывают депрессии. Случаются они и у меня. Я вообще по характеру человек депрессивный. Мне кажется, что депрессии – это бич нашего времени. Половину прогрессивного человечества губят депрессии. В такое время, в котором мы живет, человек все равно нехотя попадает в депрессию. Чтобы выйти из нее, нужно что-то делать. Например, можно почитать книгу. Я вообще очень люблю читать. Я не поклонник телевидения или радио, мне помогают книги.

– Или, например, работа?

– Да, или работа. Когда много работы, то депрессии не замечаются. В театре я уже работаю 44 года и с одной стороны мне все понятно, а с другой я иногда даже в театре что-то не понимаю. А кино это совсем неизведанный огромный мир, хотя мне иногда кажется, что в кино есть люди, которые даже не знают, что это такое и зачем они туда пришли.

– А как вы справляетесь с неудачами?

– Я пускаю все на самотек. Жду и думаю, что плохое когда-нибудь пройдет. Надо же ему когда-то закончиться.

– Репетиции, спектакль или съемки отбирают много сил, что помогает Вам восстановить силы?

– Да, у меня уходит много сил после плодотворного рабочего дня. Я люблю охоту, я заядлый охотник. Вырос в кишлаке и с молодости любил охоту. Для охотника главное – добыча. Он ловит не для пищи, а ради добычи. Он может пройти сотни километров за один день и принести домой одного зайчика или куропатку. И только когда охотник снимет обувь, повесит одежду и поставит ружье, только тогда почувствует усталость. Ему уже не интересно, что сделали с его добычей. Вообще я по характеру одиночка. Но я люблю, когда вся моя семья в сборе. Я прихожу домой, все сидят за столом, шутят, и мне становится очень хорошо. Я думаю, что для этого я и живу. Или можно почитать книгу, это помогает восстановить силы.

– А какие книги Вы обычно читаете?

– Когда мне плохо или я очень устал, я читаю разную фантастику: Айзека Азимова, Рея Бредбери. Я полностью ухожу в миры, придуманные этими писателями, и забываю свои невзгоды. А когда у меня меланхолическое или философское настроение, то я читаю Достоевского и наших классиков. Мне кажется, что наши классики это вообще неизведанный пласт. Они известны у нас и в Америке, но не в Европе и, к сожалению, не в России. Хотя у наших классиков есть такие вещи, которые нужно понять и до них нужно еще расти и расти.

– Во время болезни вы обращаетесь к народной медицине или к врачам?

– Я обращаюсь к народной медицине. Я живу около Саховата и у меня есть знакомый, очень хороший народный целитель. Ему какой-то Российский олигарх построил русскую избу. Не знаю, как он возил красное дерево в горы, иначе как вертолетом его туда не доставишь. Оказывается, этот целитель спас его от какой-то тяжелой болезни. В этом доме мы снимали фильм, где я играл хозяина дома.

У этого целителя есть двухкомнатная квартирка в городе, а зимой и во время сбора трав он уезжает в свою избушку. Когда мне плохо, он дает мне травы, и они мне помогают. Сейчас я снимаю фильм и там есть эпизод в больнице, мы снимали его в Караболо и врач буквально тянул меня за руку, чтобы я проверил свое сердце. Я ему говорил, что оно и так болит, и я не хочу получать подтверждение этому. Но он настоял, завел мне карточку, проверил сердце и посоветовал полежать дней 10.

– Но Вы, конечно, не исполнили этот совет?

– Нет, конечно, уже прошло наверно полгода с того момента, как он мне посоветовал полежать, а у меня много дел, работы и я не могу исполнить его совет. Вообще я очень люблю читать вашу газету, но с дугой стороны боюсь.

– Почему?

– Потому что мне кажется, что все симптомы, о которых я прочитаю в газете, я нахожу у себя. Прочитаю что-то и думаю, что болею этим, прочитаю что-нибудь еще и опять нахожу у себя эту болезнь. Но я читаю все рецепты народной медицины и иногда применяю их. У меня даже где-то вырезаны эти рецепты и когда мне очень плохо, я к ним прибегаю.

– А есть ли у Вас какие-нибудь любимые блюда?

– Да, у меня есть моё самое любимое блюдо – это шакароб. Я даже когда служил в армии, писал родственникам, что когда приеду, пусть они мне сделают шакароб и не нужен мне никакой плов.

– А Вы сами готовите?

– Нет, я никогда не готовил, зато могу чай заварить (смеется). А вот мой сын, тоже режиссер, хорошо готовит, он жил 8 лет в России и, наверное, там научился готовить. Он жил там с семьей, и теперь удивительно хорошо готовить именно национальные блюда.

– Есть ли у Вас свой рецепт от плохого настроения?

– Я давно уже придумал и всем говорю, что если у человека плохое настроение, то нужно подойти к зеркалу, посмотреть на себя и просто долго-долго смеяться. Если так сделать, то всё плохое настроение улетучится. Или можно пойти к человеку, который знает много анекдотов, возбудить в нем интерес и когда он начнет рассказывать анекдоты, то плохое настроение исчезнет. Этому меня научил Егор Кончаловский, сын Андрея.

Он знает много анекдотов, и рассказывает их как из рога изобилия. Иногда он даже мешал актерам работать. Вот стоят актеры на сцене, а он говорит: «подождите, подождите, вот еще один анекдот расскажу и всё, начнем работать». У нас звукооператором было молодая девушка – блондинка. Однажды у меня вышел из строя микрофон, и пока она заменяла его, Егор рассказал много анекдотов про блондинок и этим мешал актерам, потому что все смеялись, и никто не мог работать.

– А чтобы Вы посоветовали всем душанбинцам?

— Сейчас люди очень мало читают, возможно, они берут информацию из интернета или радио. Но ничто это не заменит книг. Был такой человек, Садам Хусейн, которого повесили. Я плохо разбираюсь в политике, да мне это и не нужно, но что-то всё равно узнаю из прессы. Он издал закон, в нем говорилось, что каждый человек в его стране должен читать по 2 часа в день. Мне кажется, это очень остроумный и оригинальный закон. Газетам нужно становится смелее, и писать на острые темы. У каждой газеты должна быть изюминка.

Например, у нас в стране пенсионный возраст — 63 года, но разве многие люди доживают до этого возраста? Сколько лет мы уже не можем перешагнуть 6 млн. рубеж. У нас много матерей-героинь, они рожают по 12 детей, а как было 6 млн. населения так и осталось. Это значит, что у нас высокая смертность. Если «Авиценна» будет писать об этом и поднимать другие острые темы, то приобретет много читателей. В каждой газете должна быть сенсация. Если человек доволен собой, значит, он мертв, потому что ему ничего уже не нужно в жизни. Поэтому я хочу посоветовать всем людям – будьте по-здоровому недовольны собой!

– Спасибо за беседу, творческих Вам успехов и осуществления всех замыслов.

Беседу вела Анна Мощенко, «Авиценна»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s